Два первых пациента

Как я уже говорил, два года, проведенные мною в санатории доктора Ролльера в швейцарском городе Лейзене, заново вернули меня к жизни. Я не только полностью излечился от мучившего меня туберкулеза, но и стал очень крепким физически человеком. Альпийское солнце, дождевая и снеговая вода, которую я употреблял для питья, чистый и свежий воздух гор и натуральные продукты питания сделали мое тело совершенно новым: каждая клетка в нем была наполнена бьющими через край энергией и силой. Я был теперь в состоянии заниматься научными проблемами, для меня жизненно важными и интересными, прежде всего биохимией и связанными с ней областями.

Я решил изучать науку в Лондоне и снял небольшую квартиру недалеко от знаменитого Риджент парка. По моему, это один из самых замечательных парков в мире. Помимо прочего, в нем я мог делать пробежку по утрам, гулять и играть в теннис. Я сам готовил для себя естественные продукты питания, живительные соки и получал дистиллированную воду.

Владелец квартиры жил на первом этаже. Он и его жена были обычными людьми довольно преклонного возраста. Их пища была традиционно английской, то есть содержала огромные количества рафинированной белой муки, хлеба и другие девитаминизированные продукты. Они постоянно поглощали различные варенья и желе, выпивали литры чая с рафинированным сахаром и молоком. Мясо и овощи, которые они ели, были всегда переваренными. И в довершение ко всему они пили водопроводную воду, которая была сильно хлорированной и насыщена карбонатом кальция и другими неорганическими минералами.

Когда я в первый раз прибыл в этот дом, мистер Уилсон, его владелец, вручая мне ключ от квартиры на пятом этаже, которую я хотел осмотреть, сказал, что не может проводить меня, потому что из за больных суставов подниматься пять этажей по лестнице - лифта в доме не было - ему очень трудно. Поэтому мне пришлось отправиться в "инспекционное путешествие" самому и убедиться, что предлагаемая квартира - именно то, что мне нужно. Помимо всего прочего, она мне понравилась и тем, что в ней не было центрального отопления. В квартире была небольшая встроенная печка, и если жилец хотел, чтобы в квартире было теплее, ему следовало протопить ее углем, который доставлялся ему по заказу в специальных пакетах.

В этой очень удобной для меня квартире я и устроился и начал заниматься биохимией. Уилсоны, вла дельцы дома, вскоре стали моими друзьями, и время от времени я заходил к ним поболтать о том о сем. К сожалению, они оба страдали от многочисленных болезней. Хозяина донимали острые боли во всех суставах, его мучил радикулит, что то неладное было и с мочевым пузырем. Не лучшие дела обстояли и у хозяйки. Так, ее вес был примерно на 20 кг больше нормы, поэтому каждое движение сопровождалось у нее пыхтением и сопением. Почки у хозяйки были плохими. Не удивительно, что значительная часть наших разговоров вертелась вокруг тех или иных болезней.

Настала зима, которая в тот год в Лондоне была очень суровой. Однако каждый день, до рассвета, я натягивал толстый теплый свитер и отправлялся в Риджент парк на длительную прогулку, после которой возвращался в свою квартиру полный сил, оптимизма и бодрости. Кажется, в тот год я за всю зиму ни разу не чихнул, хотя мои старые приятели то и дело болели простудными заболеваниями. Из носа у них постоянно текло, что доставляло им немало огорчений.

Однажды, когда я возвращался после утренней пробежки, то задержался внизу, возле квартиры хозяев, и увидел, что мистер У ил сон очень болен - температура у него в этот день была особенно высокой, а из носа лило без остановки в три ручья, поэтому он хватал воздух широко открытым ртом. Я попросил разрешения войти в его жарко натопленную спальню, где так не хватало свежего воздуха.

Бедняга, увидев меня, прошептал: "Ради Бога, помогите. Мне так плохо!"

Я ответил ему, вложив как можно больше убедительности в свои слова: "Мистер У ил сон, если вы последуете моим советам и прибегнете к системе естественного выздоровления, которую я составлю для вас, вам обязательно будет лучше".

Я знал, что смогу помочь этому несчастному человеку, однако не был уверен, что у него крепкая воля и что он действительно захочет следовать моим советам.

Неорганические минеральные вещества могут откладываться в соединительной ткани между костями позвоночника и вызывать в ней боли, сдвиг позвонков и быть причиной некоторых других отклонений от нормы. В результате этого сила сигналов нервной системы, доходящих до адресатов, может в значительной степени ослабевать, что в свою очередь приводит к появлению болезненных ощущений во всем теле.

"Я выполню все, что вы скажете, до последнего слова", - торопливо ответил мне собеседник, так, как утопающий хватается за руку появившегося спасателя.

"Отлично! Прямо с сегодняшнего дня мы приступим к десятидневной программе оперативной помощи". Для начала я указал на многочисленные лекарства, которые грудились на столике возле его кровати. "Предписание первое: отправить всю эту дребедень в мусоропровод".

Я принес ему своей дистиллированной воды, купил ему лимонов и меду, и наша программа лечения начала выполняться. Однако ее легко было предписать, но гораздо труднее выполнить. Мой пациент настолько был отравлен ядовитыми веществами, столько было в его голове, горле и легких слизи, что процесс избавления от них проходил у него достаточно мучительно. Однако он был настоящий англичанин и, следовательно, был настойчив. В результате нашей программы его организм освободился от большого количества вредных веществ, накопившихся за долгие годы. И через десять дней, как и было обещано, он почувствовал себя не просто лучше, а так, как чувствовал себя много много лет назад.

Затем я прописал ему диету - только натуральные продукты и только дистиллированную воду и овощные и фруктовые соки, которыми я сам его снабжал. Прошло не более трех недель, и вот он появился в моей квартире; другими словами, мистер Уилсон поднялся на пятый этаж впервые за семь лет.

Видя такой прогресс, его жена также захотела перейти на натуральный способ питания. Вскоре она похудела, и ее одежда стала ей велика.

Через шесть месяцев Уилсоны стали совершенно другими людьми. Сам мистер Уилсон поднимался ко мне в квартиру по нескольку раз в день, шагая через две ступеньки во время подъема. А миссис Уилсон завалила заказами портниху, потому что в своем гардеробе не могла подыскать подходящей одежды - она была вся велика. Когда к ним в гости приехала замужняя дочь, жившая в Канаде, то не поверила своим глазам. Проблемы со здоровьем, на которые годами жаловались ее родители, исчезла. Она увидела бодрых людей, наслаждающихся жизнью.

Я также был очень счастлив, так как успешно помог своим первым пациентам. Результаты лечения вселили в меня полную уверенность в правильности выбранного подхода, которая еще больше возросла, когда я познакомился с трудами величайших в мире специалистов по вопросам оздоровления. Вспомним хотя бы мудрые слова Гиппократа (родоначальника медицины): "Пусть ваша еда будет для вас лекарством, а лекарство - едой".